RSS

Городской портал госуслуг

статистика официального веб-пространства Москвы

1 www.mos.ruОфициальный сайт Мэра Москвы 548149Количество уникальных пользователей сегодня
2 stroi.mos.ruКомплекс градостроительной политики и строительства города Москвы 37898Количество уникальных пользователей сегодня
3 ag.mos.ruАктивный гражданин 26611Количество уникальных пользователей сегодня
4 mosgorzdrav.ruДепартамент здравоохранения г. Москвы 20876Количество уникальных пользователей сегодня
5 avtokod.mos.ruАвтокод 18755Количество уникальных пользователей сегодня
Перейти к рейтингу порталов

Москва говорит



Перейти на страницу сервиса
  • вконтакте
  • facebook
  • твиттер

Интервью советника главы Департамента информационных технологий Москвы Алексея Чукарина сетевому изданию m24.ru

20.11.2014
− Насколько широко сейчас представлено на рынке российское программное обеспечение, какую долю оно занимает?

− Оценка долей рынка – всегда процедура неблагодарная. Есть сведения о выручке компаний, которые они публикуют, но в то же время существует и серый рынок. Например, компания разрабатывает софт под заказ, и для того, чтобы минимизировать свои накладные расходы, часто даже не говорит о том, что этот продукт попадает в сферу программного обеспечения.

Но если отбросить эти "хвосты" и посмотреть на рынок, то в сегменте бухгалтерских и учетных систем, я думаю, доля наших производителей – 50 процентов или даже чуть больше. Если же посмотреть на рынок системного программного обеспечения – это маленькие-маленькие "копеечки".

На рынке прикладного программного обеспечения, по нашим оценкам доля составляет 10-12%. Если смотреть на рынок специализированного программного обеспечения и исследовательских систем – это всевозможные разработки, которые делаются непосредственно под заказчика или группу заказчиков, то на таком рынке, конечно, доля российского софта подавляющая – 70-80 процентов.

− Получается, наш софт больше ориентирован на бизнес, чем на массового потребителя?

− Массовый потребитель есть у успешных историй, которые мы все знаем – это 1С, Dr. Web, "Касперский". Однако компаний, которые завоевали себе хорошую репутацию и хорошее место под солнцем, единицы.

− Есть или, быть может, разрабатывается программа, которая станет аналогом существующего зарубежного софта и которую пользователи смогут установить на компьютер?

− Тот же "Касперский". Я считаю, на данный момент это один из представителей ТОП-3 лучших антивирусов в мире. Вот пример программы, которую могут установить все. Если же говорить об операционной системе как о сложной комплексной разработке, то здесь потребность в первую очередь диктует рынок, и лишь во вторую государство может как-то это поддерживать.

Windows, Mac OS или прочие операционки массового пользования привязаны к конкретной архитектуре, популярной и очень хорошо тиражированной.

Операционная система становится производительной и рабочей в том случае, если у нее есть хотя бы несколько сотен тысяч активных пользователей, работающих в ней постоянно. При этом она должна давать полный функционал, сравнимый с другими операционными системами. И Windows, и Mac OS, и даже Linux уже прошли длинный путь развития от "наколеночной" разработки до промышленного решения. Соответственно щелкнуть пальцами и сказать, что мы сейчас на Linux нарисуем красивую оболочку, возьмем стандартное ядро, и будет у нас что-то удобное, не получится.

− То есть если у нас все же создадут собственную операционную систему, под нее придется еще писать дополнительные программы?

− Абсолютно точно. Поэтому если говорить про прикладные решения, тут шансы у наших разработчиков не нулевые. Все зависит от идей и готовности инвестировать в такую разработку, потому что разработка современного офиса обходится в сотни миллионов долларов. При этом инвестор должен понимать, что продукт в конечном итоге получится.

− Dr. Web или, например, ABBYY назвали свой продукт на латинице. С чем это связано? Наш пользователь не доверяет программам с российским названием? 

− Дело в том, что количество пользователей в России, если мы посчитаем всех младенцев и стариков, это 140 миллионов. Количество русскоязычных пользователей, если мы прибавим Белоруссию, русскоязычные Казахстан, Украину и некоторые страны Прибалтики составит 210 миллионов. А пользователей, которые способны прочитать латинское название и как-то его воспринять, миллиарды.

− Сразу идет ориентация на рынок?

− Конечно. У нас даже "Лада Калина" называется латинскими буквами − Lada Kalina.

− Какой софт сейчас наиболее востребован?

− В целом по рынку давным-давно самый "пухлый" сегмент – это офис во всех его приложениях и вариантах. Второе почетное место занимают игры.

Если же говорить о Москве, то у города самый большой пул заказов на программное обеспечение – это социальная сфера: здравоохранение, образование, соцзащита и все, что с этим связано. Второй большой блок – городская безопасность, всевозможные средства аналитики, видеонаблюдения. Москва – мегаполис, у нас десятки и даже сотни тысяч камер видеонаблюдения, сигнал с них идет в разных разрезах, форматах, качестве. Мы сейчас пытаемся выстраивать единую городскую систему видеоаналитики.

Третье место занимает все, что связано с жилищно-коммунальным хозяйством и управлением городом. Причем, когда я говорю про отрасли, я здесь имею в виду все виды разработок – это и мобильные приложения, потому что мы сейчас предлагаем москвичам активно пользоваться всевозможными мобильными форматами; это и приложения для органов власти – учетные, аналитические, статистические, управленческие и так далее; и это всевозможные системные решения, когда мы пытаемся сократить число и чиновников, с одной стороны, а с другой – сократить количество человеко-лет, проводимых москвичами в очередях для подачи какой-нибудь заявки.

Поэтому сейчас мы очень активно переводим в электронную форму все сервисы, которые мы предоставляем. Сейчас нужно обеспечить удобную электронную запись в поликлинику на прием к врачу, удобную электронную запись детей в школу, подписку на штрафы.

− Можете пояснить, как работает какая-либо система?

− У нас в городе есть ЕМИАС – Единая медицинская информационно-аналитическая система. Она сейчас внедрена во всех поликлиниках. У каждой поликлиники есть электронная внутренняя система учета рабочего времени врача, в соответствии с которой существует несколько способов попасть на прием. Вариант первый – воспользоваться инфоматом. Человек приходит в поликлинику, выбирает нужного специалиста и то время приема, которое ему удобно. Инфоматы тоже, кстати, нашего, российского производства, так же, как и все программное обеспечение, установленное на них.

Вариант второй – записаться через интернет. У нас есть сервис записи на московском портале госуслуг. Плюс мы подружились с Mail.Ru, и если у человека есть там аккаунт, он может записаться на прием оттуда. В ближайшее время такая же функция появится на "Яндексе".

Третья опция – мобильные приложения. И есть четвертый способ для тех, кто хочет просто прийти в регистратуру и записаться. Но при этом регистратор все равно будет вносить человека в ЕМИАС. 

− Сколько времени ушло на разработку этой системы? Много людей было задействовано?

− На данный момент это, пожалуй, самая большая городская система. Она активно создается с 2011 года. К ней подключены все городские поликлиники. Мы ведем несколько пилотов в городских больницах. Функционал постоянно расширяется. Сейчас мы готовим модули по электронным рецептам, для того чтобы врачам не надо было вписывать и учитывать все-все выписанные лекарства, а можно было под конкретное заболевание выбирать из базы доступных лекарственных средств.

Также готовим несколько пилотов по голосовой записи приема, когда врач надиктовывает, а не тратит время и силы на то, чтобы внести в компьютер сведения о пациенте.

Разработчиков этой системы несколько тысяч человек из Москвы и регионов. Общее количество модулей, которые сейчас работают в системе, составляет несколько десятков. Это медицинские, учетные, аналитические, статистические, регистрационные и многие другие модули. Стоимость разработки всей системы на данный момент – где-то 150-170 миллионов долларов или, соответственно, порядка 5 миллиардов рублей.

− Правильно ли я понимаю, что сама система – это некая оболочка, в которую включаются разные модули?

− Да, абсолютно так. У системы есть оболочка, в которой существует несколько кабинетов, или экранных форм для различных типов учетных записей. Для врача это один вид, удобный врачу. Для администратора от медицинского учреждения – другой. Для администратора от окружной дирекции здравоохранения – третий. И все эти модули выдают ту информацию или дают возможность работать с той информацией, которая необходима для исполнения конкретных функций.

− Вы упоминали про городское видеонаблюдение. Его тоже перевели на отечественное программное обеспечение. Расскажите подробнее о системе, в чем ее особенности?

− Основная специфика решения заключается в том, что мы хотим добиться ситуации, при которой в каждый момент времени каждый объект, появляющийся в поле зрения видеокамеры, можно будет идентифицировать. Это не значит тотальную слежку за нашими гражданами. Скорее, вопрос в другом: если вдруг какая-то видеокамера зафиксировала объект "а-ля человек, и в руках у него нечто похожее на винтовку", то в этом случае в системе срабатывают соответствующие "алармы" и запускаются необходимые алгоритмы.

Система проводит дополнительный анализ визуального образа, полученного с видеокамеры, и старается самостоятельно понять, действительно ли это винтовка, или человек так завернул грабли и поехал на дачу. Для этого используется огромное количество аналитических алгоритмов и под динамическую картинку, и под статическую, вплоть до выражения лица.

Вся наша видеоаналитика направлена на обеспечение безопасности москвичей. Город, с одной стороны, компактный, с другой стороны, в нем проживает огромное количество людей. Очень много гостей из разных городов и стран, и нам всегда надо быть готовым к любым потенциальным угрозам.

− Сейчас на остановках стали появляться табло, которые дают информацию о движении автобусов, троллейбусов трамваев. Каков принцип их работы?

− Наши коллеги из Департамента транспорта занимаются внедрением интеллектуальной транспортной системы. Идея такова – на наиболее востребованных остановках установить табло, которые в режиме реального времени будут давать сведения о прохождении маршрута тем или иным транспортным средством – автобусом, троллейбусом, трамваем и так далее.

Смысл этого решения именно в том, чтобы давать не расписание, которое уже 30 лет висит на остановках на желтых или белых табличках, а показывать реальную картинку. В расписании написано – автобус ходит раз в 15 минут или раз в 7 минут. А бывают ситуации, когда человек пришел, стоит на остановке и грустит, потому что и 7 минут прошло, и 15, а автобус не приехал. Или наоборот, он бежал за автобусом, но не успел, и ему надо понять, что дальше делать – то ли на маршрутке ехать, то ли автобуса подождать.

Эти табло собирают информацию с датчиков "ГЛОНАСС", которые установлены в каждом автобусе, собирают маршрутные сведения с "Яндекса" и других систем мониторинга дорожной ситуации, рассчитывают реальное время от той точки, где находится автобус, троллейбус или трамвай, до остановки, и эту информацию выводят на экраны. 

− Сколько всего сейчас городских программ, сделанных именно российскими специалистами?

− Сложный вопрос. Если в целом отвечать по всем группам, у нас есть софт, которым пользуются органы исполнительный власти, и есть софт, которым пользуется население. Для населения мы не стремимся увеличивать количество софта, а идем по пути увеличения функций в приложениях. По органам власти, к сожалению, не всегда получается объединять функционал воедино. У нас порядка 500-600 информационных систем, которыми пользуются чиновники.

Цифра, с одной стороны, кажется большой, но тут есть простое логичное объяснение – в городе порядка 60 департаментов, в каждом есть свои функциональные и структурные элементы: финансовые службы, службы проектного управления и так далее. Где-то порядка десятка систем на каждый орган власти получается.

Для населения у нас порядка десяти мобильных приложений, написанных по городскому заказу. И, наверное, уже больше сотни приложений, которые созданы сторонними разработчиками на базе данных, открытых на портале data.mos.ru.

Помимо мобильных приложений, у нас есть веб-интерфейсы, которые написаны под конкретный функционал, используемый населением. Например, портал госуслуг – это один интерфейс, но за ним стоят десятки, чуть ли не сотни систем, сделанные под разные услуги.

− Сейчас наиболее востребованы программы, которые могут все собирать вместе, или отдельные решения?

− Сейчас вообще очень модный тренд на агрегацию данных. Все мировое сообщество идет по пути укрупнения софта с выделением каких-то функций. Мы тоже двигаемся в этом направлении.

Правда, не все можно безболезненно перенести из решения функционала в какое-то общее решение. Иногда стоимость решения такова, что проще все оставить как есть, чем за миллионы заказывать новую разработку. В этом точно нет никакой целесообразности и разумности.

− Сейчас активно идет процесс информатизации в школах. Какие основные направления там существуют?

− По школам у нас ситуация следующая. Есть несколько основных направлений, по которым мы работаем с учебными заведениями. Направление первое – это интерактивные доски. Направление второе – персональные компьютеры для учеников и учителей. Направление третье – информационные системы.

По интерактивным доскам. Без программного обеспечения она, конечно, ничего собой не представляет. То ПО, которое мы используем для управления интерактивными досками, – частично российское, частично не российское. В процентном соотношении где-то приблизительно треть от интерактивных досок оснащены элементами российского программного обеспечения. Операционные системы по управлению этими досками – это зарубежные разработки в основном на базе ядра Linux.

По поводу персональных компьютеров. У нас было тяжелое наследие 2010–2012 годов, когда мы поставляли в школы, особенно для оснащения учеников младших классов – первых и вторых – Mac-овские компьютеры (компьютеры с операционной системой Mac OS). Причины выбора продукции Apple были связаны с очень жесткими требованиями Министерства образования по работе с техническими средствами для детей младше 10 лет. 

В данный момент у нас есть куча приложений для Mac OS, которые написаны нашими разработчиками. Причем часто это не специализированные огромные компании, а учителя-энтузиасты, которые делают для своих детишек какую-то удобную программку.

Мы периодически отсматриваем то, что у них получается. Если школа, особенно в рамках нашей инициативы "Школа новых технологий", заявляет свое программное обеспечение как возможный эталон или возможный тиражируемый продукт, мы смотрим на такие разработки, и, в принципе, предлагаем другим школам тоже этим пользоваться.

− Можете привести примеры?

− Например, программа по рисованию и по проектированию, которую сделала группа учителей-энтузиастов в одной из школ Северо-Восточного округа.

Если же говорить про информационную школьную среду, у нас есть несколько школьных порталов и несколько общешкольных решений, которые в прикладной части являются российскими разработками.

Плюс у нас есть электронные медиатеки по учебным материалам, рекомендованным департаментом образования Москвы и Министерством образования Российской Федерации. Они находятся в открытом доступе. Любой желающий может зайти в медиатеку и посмотреть учебники, дидактический материал, конспекты.

Есть у нас также разработки по управлению школьными ресурсами. Эти системы в каком-то смысле сопоставимы с ЕМИАСом по масштабу решения, по количеству точек внедрения. Но их основной функционал – это управленческие решения, которые опускаются из департамента образования через дирекции до школы. В них ведется отчетность. Все вносимые данные автоматически агрегируются и сдается наверх.

− Вы сказали, что есть несколько массовых продуктов именно для школ. Можете их перечислить?

− Самый популярный − это dnevnik.mos.ru. Другой массовый продукт – система контроля прохода и оплаты питания в школах. У нас сейчас более 500 зданий школ оснащены такой системой. Дети получают карточку, и по ней проходят в школу.

Благодаря ей мы видим, если вдруг ребенок пошел за угол курить или куда-то исчез после первого урока. Это полезно и с точки зрения безопасности.

Плюс, у нас есть SMS-уведомления для родителей о времени ухода ребенка из школы, о том, что он заказывал в школьной столовой.

Еще популярное решение по школам – запись детишек в первый класс. Уже три года мы записываем всех детей в электронной форме. В декабре 2011-го, когда была открыта запись, электронные заявки подали родители 90% будущих первоклашек.

В прошлом году это было уже 99,5%. В этом году посмотрим, но думаю, что тоже будет под 100%. Родители сильно радуются, когда им не надо ловить директора в подворотне, задавать ему какие-то неприличные вопросы, ставить и себя, и его в неловкое положение, заставлять что-то придумывать. Это действительно удобно.

Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Сообщение об ошибке

Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
*
CAPTCHA Обновить код
Play CAPTCHA Audio

Версия для печати